Благотворительный фонд помощи детям
с врожденными пороками сердца «Софья»
8 (495) 77-444-50
info@sofya-childheart.ru
...чтобы бились детские сердца!
  •    
  •    

Как устроена жизнь в отделении КИТ? Дневник пациента

Так уж случилось, что у нашей малютки обнаружили ВПС. И спасибо матушке Удаче, попали мы в надежные руки кардиохирургов Филатовской больницы. Если Вам предстоит операция в этом отделении, мой дневник наблюдений будет вам полезен.

День первый – «положили в отделение КИТ»

В это отделение дети попадают по-разному. Кто-то по скорой, как мы. А кто-то планово со сбором всех анализов. Таких большинство. За справками в отделении следят строго. Не раз видела плачущую  мамашку, забывшую сдать один из анализов и потому отправленную домой собирать оставшиеся  документы. Ребенка при этом в отделении, как правило, оставляют одного. Будем надеяться, Вы из числа ответственных родителей.

Итак, Вас положили. В отделении пять палат. Первая – одноместная, для мамы и ребенка. Такая роскошь, как правило, достается особо отличившимся во время операции детям, требующим повышенного ухода. Вторая палата побольше. В зависимости от наполнения отделения в нее могут поместить от двух до четырех детишек в маленьких кроватках. Мамам приходится спать на раскладушках, которые можно разложить только после 20.00 и до 08.00, т.е. до обхода. Иногда раскладушек не хватает, поэтому этим вопросом лучше озадачить сестру-хозяйку сразу после заселения в палату. Мамаш, как правило, оставляют максимум две на палату.

Третья палата – the best – там, как правило, два, в редких случаях три ребенка и там есть стационарные кровати для мам! Жаль только, что там уже не первый год не работает телевизор. Зато в четвертой палате настоящий кинотеатр. Дети целыми днями смотрят Лунтика и Смешариков. Палата теоретически четырехместная, но в редких случаях там помещается и до шести детишек. Стационарных кроватей для мам – две-три плюс раскладушки. По правилам отделения в палате ночью может находиться две мамы. Иногда делают исключения. Днем – можно всем четырем-пяти.

И пятая палата – для грудничков. Там селят в основном деток после роддома, также от двух до четырех. Мамы на раскладушках ночью, на стульях днем.

При заселении Вам выдадут ключ от шкафчика в коридоре, куда можно положить большую часть вещей и верхнюю одежду. В палате Вас ожидает одна, в редких случаях две тумбочки, куда нужно уместить весь остальной скарб на неделю жизни вне дома. На тумбочку много поместить не удастся: во время обхода тумбочки должны быть не захломлены вещами и в крайнем случае прикрыты простынкой для создания эффекта общей стерильности в палате. Съестное складывается в отдельный пакет, подписывается (фамилия ребенка, номер палаты) и помещается в холодильник в холле. Сухие смеси, каши хранятся подписанные на кухне. Бутылочки для кормления допускаются свои при условии, что они стеклянные. Можно пользоваться местными, стерилизованными бутылками и сосками, но лично мне было некомфортно от мысли, что эту соску, хоть и стерилизованную, до меня уже использовали…Дело вкуса. Подогреватели в палате не допускаются. Если чадо ночью проснулось, придется бежать через весь коридор на кухню, греть водичку в электрическом чайнике (регулярно сгораемом от перенагрузки и также регулярно даримом отделению родителями) и надеяться, что не все соседи по палате проснулись. В общем, повезло тем родителям, чьи детки спят ночью).

Как только вы стали пациентами КХО, вам вручат лист для записи диуреза. Готовьтесь, взвешивать все вливаемое и выделяемое ребенком все 10 дней госпитализации. Благо, в отличие от других отделений, электронные весы имеются в каждой палате. Так что бегать с полными памперсами по всему холлу не придется. Если же Ваш ребенок тяжелее 15 кг, удобно принести свои домашние электронные весы, ибо каждый раз просить сестру в 6 утра отключить ребенка от капельниц, чтобы вывести малыша в холл взвеситься, довольно хлопотно. Диурезные листы медсестры собирают дважды в сутки: в 6.00 и в 18.00. К этому моменту ребенок должен быть взвешен и должна быть померена температура. Опять-таки из наблюдения: градусники лучше принести свои домашние. Практика показывает, что удобнее всего пользоваться электронными термометрами, измеряющими температуру при прикосновении ко лбу: и быстро, и ребенка будить не надо. Больничные градусники – только для подмышек.

Кстати, про памперсы: их выбрасывают в специальный контейнер в санитарной комнате. Главное при этом их тщательно свернуть! Не забывайте заботиться об окружающих!

Каждое утро (за исключением воскресенья) – в районе 8 утра - в отделении проходит врачебный обход. Все к нему очень готовятся. К этому моменту кровати должны быть заправлены, тумбочки убраны, на лица мам одеты маски!!! Маски в отделении обязательны с сентября по май. Маски нужно взять на посту у медсестер. Профессор жутко ругается, если видит мамашку с неприкрытым лицом.

Итак, первый день вы пережили. Добро пожаловать во вторые сутки.

День второй – «операция на сердце»

Как правило, если вы легли планово, операцию редко назначают на следующий день. Операционная очередь довольно подвижна. В плановое недельное расписание регулярно вклинивается кто-нибудь экстренный или выбывает кто-нибудь неожиданно заболевший. Так что пока вы ждете своей очереди, ваша задача не допустить к ребенку никакой вирусной инфекции. Сквозняки, особенно, в четвертой палате, нередко приводят к печальным последствиям – экстренной выписке затемпературившего дитя. А это, как вы понимаете, опять время ожидания, опять анализы…

Бывает, что операции приходится ждать больше недели. Так что наберитесь терпения. Впрочем, будем надеяться, что вам повезет и вас возьмут на операцию прямо на следующий день. Тогда накануне вечером медсестры начнут готовить вашу малютку к наркозу: сделают клизму и укол антибиотика. За шесть часов до операции есть запрещено. Накануне к вам подойдет кто-либо из анестезиологов: Наталья Валентиновна или Валентина Николаевна – и подробно все объяснит, подпишет с вами все необходимые согласительные бумажки.

Перед операцией деткам постарше (обычно от трех лет) делают премидикацию - дают немного седативного  (обычно капли в рот)- и в момент наивысшего кайфа, когда ребеночек будет доволен и расслаблен, его заберут в операционную смотреть мультики (чаще всего используется эта легенда). Надо отдать должное местным анестезиологам, которые в отличие от коллег из других отделений, заботятся о психике ребенка и не жалеют расслабляющих препаратов и добрых слов. Поэтому чисто эмоционально ребенок быстрее восстанавливается от разлуки с мамой и всех медицинских манипуляций, нежели в других клиниках. Это, к сожалению, мы уже на своем опыте проверили…

Итак, Вашего дитятку отвезли в операционную, а вас попросили собрать вещи в палате и отправиться на день-другой домой до выписки ребенка из реанимации. Операции полостные длятся в среднем от 3 до 6 часов в зависимости от сложности, эндоваскулярные быстрее – от часа до трех. Некоторые мамашки сидят всю операцию под дверью отделения и ждут ответа врача. Я бы посоветовала поехать домой и хоть немного перевести дух, ибо самое «интересное» вас ждет впереди. О результатах операции можно узнать по телефону реанимации.

Если у ребенка эндоваскулярная операция, мама, как правило, получает ребенка на руки в палату сразу после операции, так что передышки не будет.

День третий – «Из реанимации – в палату. Тяжелая ночь»

Итак, Вы собрались силами и с улыбкой!! на лице встречаете своею бледную малютку из реанимации. Ночь предстоит тяжелая. Все без исключения дети от длительного наркоза отходят тяжело. В первую ночь истерика вам гарантирована.

Наблюдала как-то раз, как отходил от наркоза 16-летний профессиональный хоккеист, переживший небольшую полуторочасовую эндоваскулярную операцию. На протяжении почти пяти часов он просыпался и спрашивал одни и те же вопросы по кругу, удивленно выслушивал ответ, жаловался маме и на некоторое время опять засыпал.

Так что отнеситесь к странному поведению ребенка с пониманием. Как правило, полностью отходят от шока маленькие пациенты только на второй, а то и третий день. И чем старше ребенок, тем хуже. Ведь негруднички уже знают, как пожаловаться маме, и без зазрения совести изводят ее своими жалобами и капризами. Причем чаще всего, стоит маме выйти из палаты, как ребенок становится шелковым. Кроме того, дети не понимают, почему им приходится лежать в кровати, да еще и как-нибудь неудобно (например, только на спине или с вытянутой ногой). Поэтому мне кажется, что грудным пациентам, не умеющим еще вставать и ползать, приходится все-таки полегче, если конечно такое сравнение уместно...

Итак, стандартный послереанимационный ребенок обклеен разного рода датчиками, измеряющими пульс, насыщение кислорода в крови, частоту дыхания и давление. Данные отображаются на мониторе, который начинает громко звонить при достижения уровня тревоги, или же если датчик отклеился. В первую ночь монитор звенит с завидной регулярностью, мамашка в панике бегает в поисках медсестры, все соседи просыпаются… Лучше уточнить у врача, какие показатели критические для ребенка, а когда, возможно, можно отключить самостоятельно звук тревоги. Например, сердцебиение ребенка резко возрастает, если малыш волнуется или плачет. И это нормально. Поэтому, спокойно! Если монитор слишком часто сигналит, скажите об этом вашему лечащему врачу. Возможно, он подкорректирует уровни тревоги и монитор будет звонить реже.

Запомните, из реанимации ребенка выписывают только тогда, когда врачи уверены, что он уже стабилен. Бывают, конечно, исключения, но они крайне редки. Поэтому просто следите за тем, чтобы ребенок не выдернул из себя катетер (капельницу), в первое время лежал преимущественно на спине (при кардинальной операции) во избежание деформации грудной клетки, не сгибал ногу (при эндоваскулярной операции), давайте ему вовремя таблетки и еду, ведите диурез. Т.е. мама должна фактически замещать медсестру-сиделку, с которыми в отделении, мягко говоря, напряженка. К сожалению, стандартная ситуация, если на одну сестру приходится по 14-18 больных. Медсестры почти все хорошие и ответственные (особенно, Марина, Оля, Олеся и Ира), но объем работы просто непропорционален возможностям. Так что будьте для своего ребенка вторыми ушами и глазами и следите за назначениями.

Как правило, после большой полостной операции ребенку назначается 10-дневный курс антибиотиков широкого спектра внутривенно, поэтому заранее принесите с собой что-нибудь для восстановления микрофлоры кишечника (например, Примадофилус или Линкас). Почти закономерное последствие длительного наркоза – это запор, поэтому можно сразу захватить с собой свечи Микролакс.

Четвертый день

Более чистоплотного отделения, чем кардиохирургия,  в Филатовской больнице вряд ли найдется. Всех деток в обязательном порядке по утрам купают. Для этого мамочкам необходимо вымыть детскую ванночку (моющие средства можно взять в хозблоке) и позвать медсестру на помощь. Не пугайтесь лить воду на операционную рану: швы не разойдутся, зато пластырь снимется с детской кожицы безболезненно. Из личного опыта: нелишне взять из дома фен и из-за сквозняков высушить детке волосы. Береженого Бог бережет, как говорится.

Логичное следствие купания – перевязка. Поэтому перед тем, как наливать воду в детскую ванночку, согласуйте с медсестрой свое купание во избежание накладок. Иначе вашему неодетому дитю придется ждать своей очереди для перевязки.

Последняя чаще всего проводится прямо в палате, иногда детей просят привести в процедурную. Перевязку, как правило, проводит кто-либо из хирургов: Олег Юрьевич или Евгений Сергеевич. Рану обрабатывают марганцовкой. Маме следует следить за швом и в случае неожиданного нагноения или иных неприятных подозрений не стесняясь сообщать врачу.

В отделении используют специальные гипоаллергенные пластыри Cosmopor фирмы Hartman. В отличие от привычных советских пластырей, этот продукт научной мысли не раздражает чувствительную детскую кожицу. Как правило, мам просят приобрести их самостоятельно. Пластыри выпускаются разных размеров. Какой именно вам понадобится, уточните у врача. Пластыри продаются буквально в каждой аптеке, в том числе и на территории больницы.

К «привычным» неприятным процедурам также можно отнести санацию. Как правило, после интубации всем детям санируют дыхательные пути. Зрелище неприятное. В носик малышу засовывают трубочку и отсасывают накопившуюся мокроту. Трубку просовывают глубоко, ребенку неприятно, крик стоит пронзительный. Но в первые дни после реанимации процедура эта необходима: пневмония еще хуже.

День пятый, шестой, седьмой…

По сути, дальнейшее пребывание в отделении напоминает день Сурка: подъем, взвешивание, сдача диурезных листков, обход, завтрак, купание, перевязка, обед, тихий час, ужин. Все это разнообразится ежедневными осмотрами врачей и периодическими УЗИ. Постепенно с вашего ребенка будут убирать специальные медицинские ништяки:  уберут монитор, снимут датчики, заберут кислород, снимут катетер… и ребенок постепенно вернется к привычной жизни. Чтобы не сойти с ума от монотонности, запаситесь игрушками. Однако стоит иметь в виду, что допускаются в отделение только моющиеся игрушки. Плюшевых мишек оставьте дома. Казенных игрушек в отделении немного, да и те рассчитаны в основном на деток от 1,5-2 лет. Зато в избытке имеются цветные карандаши и CD-диски с мультфильмами. Правда, альбом для рисования лучше принести свой. С бумагой в отделении бывает напряженка.

Врачи - кардиологи, кардиохирурги

Ну и самая важная глава, без которой не было бы всех предыдущих – это врачи.  Кардиохирурическое отделение небольшое, так что за 10 дней госпитализации со всеми врачами вы неизбежно перезнакомитесь. Полостные операции проводят 4 кардиохирурга: Владимир Николаевич Ильин, Марат Владимирович Тараян, Олег Юрьевич Карноухов и Евгений Сергеевич Ефремов.  Эндоваскулярные операции проводит Евгений Юрьевич Данилов.

Чаще всего лечащим врачом пациента, выхаживающим пациента после операции, назначается кто-то из штатных кардиологов (Асия Аскаровна Валитова, Елена Владимировна Шацкая, а также Светлана Рубеновна Бирюкова или Оксана Игоревна Калинина). Иногда пациентов ведут кто-либо из хирургов, за исключением Владимира Николаевича. 

Владимир Николаевич собрал в своем отделении поистине уникальную команду.  Зная всех этих врачей не первый год, я бы без колебаний доверила своего дитятку любому из них. Все очень ответственные, высококвалифицированные, а самое главное добрые люди. И кстати, не лишенные чувства юмора. Сейчас уже с улыбкой вспоминаю, как пришли мы с мужем поделиться своими сомнениями по поводу предстоящей операции к Марату Владимировичу, как он спокойно выслушал наш эмоциональный бред и совершенно как-то по-домашнему сказал: «Ну что ж, вы, думаете, если мы хирурги, так нам только резать подавай?» и улыбнулся. И после этого разговора нам как-то на душе полегчало…

Дай Бог всем им сил, здоровья и счастья! И отдельный низкий поклон великому врачу и просто благородному человеку Владимиру Николаевичу Ильину, без которого не было бы ничего! 

С уважением,

Елена О.

Источник: Дневник пациента